Инна Клименко (innaklimenko) wrote,
Инна Клименко
innaklimenko

В магазин за счастьем. Глава 23.

-Ну, что, девчонки, ещё раз приветствую вас на борту своего корабля! – весело сказал Игорь, когда пассажирки уже уселись и закончили щебетать между собой.

-Значит, ты, Эльвирочка, будешь у нас сегодня Валентиной Терешковой! – Игорь вёл машину и продолжал балагурить. Видно было, что парень прибывал в прекрасном настроении, можно сказать, был счастлив. Злата понимала - всё это Игорь устраивает для Эльвиры. Но и она была не прочь провести вечер с приятными людьми. «Интересно, куда мы едем?», - думала девушка.

-А ты, Злата, будешь у нас этой, как её…- Игорь задумался на мгновение, потом вспомнил и ещё больше обрадовался, - Светланой Савицкой! Это ж вторая наша космонавтка! Так?

-А я, значит, самая пожилая, выходит? – спросила Эльвира и изобразила возмущение, но потом рассмеялась.

-Ты, Эльвирочка, - самая главная! И первая! Да, и причёска у тебя круче, чем у Терешковой! – отозвался водитель «корабля».

-А ты, что ли,- Гагарин? – сквозь смех спросила Эльвира.

-Нет, к Гагарину мы сейчас едем, а я – Гречко, который в космос вышел первый! – Игорь в зеркало наблюдал за Эльвирой.

-Вообще-то, первым в космос вышел Леонов, - поправила его Злата.

- Уважаю Леонова, но Гречко мне больше нравится! - ответил Игорь.

А к какому Гагарину то мы едем? – с удивлением спросила Злата и посмотрела на Эльвиру.

-Так, корабль веду я, вы отдыхаете и ждёте встречи с Гагариным! И вон, на небо смотрите, скоро звёзды появятся уже.

-Злата, этот весельчак что-то задумал явно! Я сама не знаю, куда мы едем, – сказала ей Эльвира на ушко.

Через несколько минут Игорь подъехал к зданию областного театра драмы.
-Приехали, выгружаемся, не забываем скафандры! – скомандовал Игорь.

Девушки с недоумением посмотрели друг на друга и стали выходить из машины. Игорь помог дамам выйти. Потом открыл багажник и вытащил большой пакет.

-А это что у тебя? – поинтересовалась Эльвира, указывая на пакет.

-Это еда и питьё,э..э.. "в тюбиках"!, для приятного полёта и мягкой посадки! – разъяснил Игорь. - Значит, девочки, идёте за мной…. И не отставайте!

Игорь направился к драмтеатру. Но вёл он своих очаровательных пассажирок, как выяснилось, не к главному входу театра, а к чёрному - «служебному». Никаких препятствий на пути у компании не возникло, они вошли в здание.

Злата ощутила специфический запах - именно так пахнет храм искусства. Волшебный запах! Знакомый с детства. Она здесь часто бывала ещё школьницей. Злата любила театр. Точнее не так. Она уважала театр. Любить - это что-то личное, глубокое, самозабвенное. А Злата именно уважала.

Правда, со служебного входа в драмтеатр она ещё никогда не заходила. Было ощущение, что сегодня её привели прямо в «зазеркалье». Или в «закулисье»!

Игорь видимо тут хорошо ориентировался. Они прошли сквозь длинный коридор. Злата увидела, что левее располагался ещё один коридор, вдоль которого стояло много мужчин, все они курили и тихо разговаривали. Игорь указал на лестницу, ведущую на второй этаж. Троица стала подниматься. И вот они уткнулись в какую-то белую дверь. Игорь её толкнул – дверь легко поддалась и открылась.

-Виктор, ты здесь? – Игорь вошёл в комнату. Дамы остались ждать его за порогом. Злата почувствовала неловкость.

-Девчонки, проходите! – спохватился Игорь и взял Эльвиру за руку. Злата последовала за парочкой.
Это была видимо мастерская. Но принадлежала она не художнику. Как выглядела мастерская художника, Злата уже знала хорошо. И запах тут был иной. Пахло деревом. Тут было много разной мебели. Но в основном - бутафорской. «Декорации», - решила Злата.

-Игорь, ты куда нас привёл? – с удивлением спросила Эльвира и с укором посмотрела на ювелира.

-Значит, располагаемся. Давайте, я помогу вам раздеться. Присаживайтесь вот на стульчики. Так, а где у него тут столик?

-Это чьи владения? Вашего Гагарина? – полюбопытствовала Злата, снимая с себя куртку. Потом она обнаружила в углу комнаты резное старинное трюмо. Подошла к зеркалу и стала рассматривать своё отражение. В этот момент дверь распахнулась, и на пороге комнаты возник высокий, но слегка упитанный молодой мужчина. Это был жгучий брюнет, чернобровый и кареглазый. «Красивый!» - оценила Злата незнакомца.

-О, добро пожаловать! Простите, что лично не встретил! – брюнет радушно улыбался. Игорь подошёл к нему, пожал руку, потом приобнял, похлопав по спине:

-Витёк, с днём рождения тебя, дорогой!

-Спасибо, Игорёха!

-Знакомься, это - Эльвира, а это – Злата! – Игорь представил своих спутниц.

-Очень мне приятно! – брюнет по-прежнему искренне улыбался. Видимо, на самом деле, ему было приятно и даже весело.

-А вы, вероятно, Юрий Гагарин? – спросила его Злата с иронией.

-Почему, Юрий… и …Гагарин? – брюнет сильно удивился. Он посмотрел на Игоря. – Это Игорёк что ли вам так сказал? Я – Виктор!

-Ну, просто, у нас сегодня тематический вечер, - пояснила Эльвира, сдерживая смех. Ну, вот, вам определили такую роль, значит. Наш режиссёр, Гречко! – и Эльвира показала на Игоря.

Игорь рассмеялся. Подошёл к Виктору, похлопал его плечу и сказал:

- Вить, давай, мы тут всё с собой принесли. Куда выгружать? Посуда есть?

-Конечно, я же вас ждал уже давно. Всё приготовил! – и Виктор зашёл за шкаф, оттуда выкатил столик.

-Вот это ты - красавец!- обрадовался Игорь, увидев на столе закуску и выпивку. – Да у тебя всё готово для взлёта! Гагарин ты наш! Я думаю, что надо добавить фруктов и шоколада. Всё-таки с нами дамы. А дамы, как водится, создания капризные!

-Ну, мы же - космонавтки! – весело сказала Злата, - совсем не капризные, значит!
Эльвира строго посмотрела на Игоря:

-Почему ты не сказал, что у человека день рождения? Мы без подарка заявились!
Виктор, расставляя стулья вокруг стола, поспешил успокоить Эльвиру:

-Эльвира, то, что вы пришли в мою берлогу – уже подарок! Присаживайтесь, дорогие гости! Игорёк, ты рассказал дамам, кто я такой? Ну, кроме того, что в космос летал, конечно…

-Не успел! Давайте выпьем за знакомство! И разговор польётся рекой, как говорят поэты…

-Ну, Игорёк, ты у нас мало того, что сатирик, юморист, так ещё и поэт! – подметила Эльвира, усаживаясь рядом с ювелиром. Злата села напротив Эльвиры, оказавшись рядом с Виктором. Мужчины открыли шампанское.

-А можно мне вина? Вот, у меня тут есть….– и Злата вытащила из сумки бутылку сухого вина.

-Запасливая девушка! – засмеялась Эльвира, - кстати, у меня в сумки тоже есть стратегический запас.

-Терешкова обидела Гречко! – Игорь не дал Эльвире вытащить из сумки шампанское.

Наконец-то, бокалы были наполнены. Все с удовольствием выпили. Уже, действительно, пора было расслабиться. Игорь стал поздравлять друга с днём рождения и вручил ему золотой браслет, который сделал сам специально для именинника. Как выяснилось, Виктору накануне стукнуло 27 лет. Но день рождения ему отмечать было некогда, потому что новорожденный уже целую неделю практически жил в театре.

-Готовим новый спектакль. Времени нет. Премьера на носу. И я один сейчас работаю над всеми декорациями. Людей не хватает, просто засада какая-то! Никто работать на искусство не хочет… - и Виктор стал рассказывать о кризисе в культуре, о том, что зарплаты в театре мизерные, и те вовремя не выплачиваются.

-А как же вы выживаете тогда? – спросила его Злата.

-А у него есть небольшой подпольный бизнес! – с улыбкой сообщил Игорь.

-Оружие или женщины? – спросила Эльвира.

-Да, не слушайте его! – ответил Виктор. – Сгущёнкой торгую оптом!

И Виктор рассказал, что год назад он с одним другом организовал малое предприятие. И теперь они занимаются реализацией сгущенного молока. Потом парень полез в шкаф, достал оттуда несколько баночек сгущёнки и презентовал их девушкам.

-Спасибо! Я люблю сгущёнку! – сказала с улыбкой Злата. «Какие у него длинные ресницы!», - подметила девушка, бросив взгляд на черноокого именинника. Потом подумала о том, зачем вообще бог даёт мужчинам густые красивые ресницы. «Ведь они даже не задумываются о каких-то там ресницах! Думают в основном о чём-нибудь масштабном» И Злата решила узнать о масштабах личности, которая сидела возле неё.

-Виктор, так вы работаете художником? – спросила девушка Виктора, а сама себе подумала: «С художниками мне обычно не везёт!».

-Я работаю помощником художника.

-Значит, всё-таки – художник! – с лёгкой грустью произнесла Злата последнее слово.

- Нет, художник в театре один. И он - главный. А я больше выполняю функции столяра и плотника. Вот, видите, всю эту псевдо-мебель? Это я исполнял. Есть и настоящая, правда. Вот, стулья, на которых вы сидите – тоже моя работа!

- Мы с Виктором учились вместе в техникуме, – пояснил Игорь и стал вновь наполнять бокалы. Потом зашёл разговор про радио, потому что Эльвира упомянула о том, чем занимается Злата. Мужчины с интересом расспрашивали девушку о ди-джеях и эфирах, а Злата с удовольствием рассказывала о радио-кухне. Незаметно все перешли на «ты».

-Да, я узнал твой голос! – сказал ей Виктор, когда речь зашла о рекламных роликах. – Ты говоришь про этот лимонад… Секси-голосом! Такая запоминающая реклама! Как начинаешь про этот лимонад говорить по радио, я сразу пить хочу!

-О, она у нас и стихи эротические читает! – Эльвира уже слегка перебрала шампанского. Она положила голову на плечо к Игорю, и всё время смеялась над его шутками, особенно «про космос», Гречку и Терешкову.

-И никакие это не эротические стихи! – пояснила Злата, надув губки. – Это Игорь Северянин! Серебряный век, между прочим! Его мало, к сожалению, знают. В основном все читают Блока, Ахматову, Цветаеву…

-Ну, почему же, - перебил её Виктор, - я очень даже хорошо знаком с творчеством этого поэта!

-Давайте выпьем за романтичных мужчин! – предложила вдруг Эльвира.

-А что ты читал у Северянина? – Злата решила проверить Виктора. Ей не верилось, что плотник, хоть и театральный, читал что-то подобное. «Ну, где Виктор и где Серебряный век?» - подумала Злата и усмехнулась.

- А вот, знаете, я даже процитирую, – неожиданно сказал Виктор и встал. - И пусть это будет такой своеобразный тост за милых дам!

-Так за мужчин же хотели поднять тост! – возразила Эльвира.

-Эльвирочка, пусть наш Гагарин выскажется сейчас! Стихи про женщин – это, Витёк, своевременно! – обратился Игорь к другу, потом вновь к Эльвире - Эльвирочка, он читает и за меня! Имей в виду!

Все смотрели на Виктора и ждали тост в стихах. Особенно Злата. Виктор слегка прокашлялся и начал читать:

«Пейзаж ее лица, исполненный так живо
Вибрацией весны влюбленных душ и тел,
Я для грядущего запечатлеть хотел:
Она была восторженно красива.

Живой душистый шелк кос лунного отлива
Художник передать бумаге не сумел.
И только взор ее, мерцавший так тоскливо,
С удвоенной тоской, казалось, заблестел.

И странно: сделалось мне больно при портрете,
Как больно не было давно уже, давно.
И мне почудился в унылом кабинете

Печальный взор ее, направленный в окно.
Велик укор его, и ряд тысячелетий
Душе моей в тоске скитаться суждено».

«С ума сойти! Читает Северянина наизусть!» - подумала Злата. Она с восторгом посмотрела на Виктора: «Какие глазища! Умные… И чёрные…. Как маслинки в тех баночках, что стоят у Нади на прилавке…»

Потом были ещё песни под гитару. Виктор неплохо владел инструментом, и голос у него был приятный. Эльвира подпевала Виктору, но её бэк-вокал всё только портил. «Хорошо, что я не стала пить шампанское! - решила Злата. Но и без шампанского традиционная корыстная мыслишка в голову ей всё же пришла : «Интересно, а ему не надо сгущёнку прорекламировать, случайно? Тяпну ещё вина, потом и спрошу…» Но на третьей песне она уже забыла и про рекламу и про сгущёнку, потому что пела, заглушая фальшивые ноты, которые издавала Эльвира:

"Он сказал: «Пое-эээ-хали!»
Он взмахнул руко-о-о-й.
Словно вдоль по Питерской,
Питерской,
Пронёсся над Землё-о-о-ой....!"

Это был лучший День космонавтики в жизни Златы.

Продолжение следует...
Tags: Рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments