Инна Клименко (innaklimenko) wrote,
Инна Клименко
innaklimenko

Тварь ли я дрожащая, или право имею?

Да, знаменитая цитата из Достоевского. Но сейчас хочу вспомнить Джека Лондона. А цитата - в тему... Классики, однако!
Я считаю, что Джек Лондон - писатель жизнеутверждающий. На первый взгляд его, конечно, не назовёшь жизнелюбом. Кстати, есть версия, что он ушёл из жизни добровольно. Может и так. Но имел право, наверное. Он сделал столько за свои сорок лет, сколько многие, да что там многие, большинство! не сделали за свой век. Так вот, его произведения, всё же, я считаю жизнеутверждающими. Есть в них какая-то соль жизни. Трудно это выразить словами. Джека Лондона надо чувствовать.
Сейчас читаю "Морской волк". В детстве читала, но точно не понимала ни шиша. Поэтому такие вещи надо перечитывать уже во взрослом состоянии. В данном отрывке представлены две точки зрения относительно главного вопроса жизни - смысл жизни или ценность человеческой жизни. Не помню, какой будет итог, но с жестокой, на первый взгляд, правдой трудно не согласиться!

"-- Я читаю бессмертие в ваших глазах, -- отвечал я и для опыта
пропустил "сэр"; известная интимность нашего разговора, казалось мне,
допускала это.
Ларсен действительно не придал этому значения.
-- Вы, я полагаю, хотите сказать, что видите в них нечто живое. Но это
живое не будет жить вечно.
-- Я читаю в них значительно больше, -- смело продолжал я.
-- Ну да -- сознание. Сознание, постижение жизни. Но не больше, не
бесконечность жизни.
Он мыслил ясно и хорошо выражал свои мысли. Не без любопытства оглядев
меня, он отвернулся и устремил взор на свинцовое море. Глаза его потемнели,
и у рта обозначились резкие, суровые линии. Он явно был мрачно настроен.
-- А какой в этом смысл? -- отрывисто спросил он, снова повернувшись ко
мне. -- Если я наделен бессмертием, то зачем?
Я молчал. Как мог я объяснить этому человеку свой идеализм? Как
передать словами что-то неопределенное, похожее на музыку, которую слышишь
во сне? Нечто вполне убедительное для меня, но не поддающееся определению.
-- Во что же вы тогда верите? -- в свою очередь, спросил я.
-- Я верю, что жизнь -- нелепая суета, -- быстро ответил он. -- Она
похожа на закваску, которая бродит минуты, часы, годы или столетия, но рано
или поздно перестает бродить. Большие пожирают малых, чтобы поддержать свое
брожение. Сильные пожирают слабых, чтобы сохранить свою силу. Кому везет,
тот ест больше и бродит дольше других, -- вот и все! Вон поглядите -- что вы
скажете об этом?
Нетерпеливым жестом он показал на группу матросов, которые возились с
тросами посреди палубы.
-- Они копошатся, движутся, но ведь и медузы движутся. Движутся для
того, чтобы есть, и едят для того, чтобы продолжать двигаться. Вот и вся
штука! Они живут для своего брюха, а брюхо поддерживает в них жизнь. Это
замкнутый круг; двигаясь по нему, никуда не придешь. Так с ними и
происходит. Рано или поздно движение прекращается. Они больше не копошатся.
Они мертвы.
-- У них есть мечты, -- прервал я, -- сверкающие, лучезарные мечты о...
-- О жратве, -- решительно прервал он меня.
-- Нет, и еще...
-- И еще о жратве. О большой удаче -- как бы побольше и послаще
пожрать. -- Голос его звучал резко. В нем не было и тени шутки. -- Будьте
уверены, они мечтают об удачных плаваниях, которые дадут им больше денег; о
том, чтобы стать капитанами кораблей или найти клад, -- короче говоря, о
том, чтобы устроиться получше и иметь возможность высасывать соки из своих
ближних, о том, чтобы самим всю ночь спать под крышей и хорошо питаться, а
всю грязную работу переложить на других. И мы с вами такие же. Разницы нет
никакой, если не считать того, что мы едим больше и лучше. Сейчас я пожираю
их и вас тоже. Но в прошлом вы ели больше моего. Вы спали в мягких постелях,
носили хорошую одежду и ели вкусные блюда. А кто сделал эти постели, и эту
одежду, и эти блюда? Не вы. Вы никогда ничего не делали в поте лица своего.
Вы живете с доходов, оставленных вам отцом. Вы, как птица фрегат, бросаетесь
с высоты на бакланов и похищаете у них пойманную ими рыбешку. Вы "одно целое
с кучкой людей, создавших то, что они называют государством", и властвующих
над всеми остальными людьми и пожирающих пищу, которую те добывают и сами не
прочь были бы съесть. Вы носите теплую одежду, а те, кто сделал эту одежду,
дрожат от холода в лохмотьях и еще должны вымаливать у вас работу -- у вас
или у вашего поверенного или управляющего, -- словом, у тех, кто
распоряжается вашими деньгами.
-- Но это совсем другой вопрос! -- воскликнул я.
-- Вовсе нет! -- Капитан говорил быстро, и глаза его сверкали. -- Это
свинство, и это... жизнь. Какой же смысл в бессмертии свинства? К чему все
это ведет? Зачем все это нужно? Вы не создаете пищи, а между тем пища,
съеденная или выброшенная вами, могла бы спасти жизнь десяткам несчастных,
которые эту пищу создают, но не едят. Какого бессмертия заслужили вы? Или
они? Возьмите нас с вами. Чего стоит ваше хваленое бессмертие, когда ваша
жизнь столкнулась с моей? Вам хочется назад, на сушу, так как там раздолье
для привычного вам свинства. По своему капризу я держу вас на этой шхуне,
где процветает мое свинство. И буду держать. Я или сломаю вас, или
переделаю. Вы можете умереть здесь сегодня, через неделю, через месяц. Я мог
бы одним ударом кулака убить вас, -- ведь вы жалкий червяк. Но если мы
бессмертны, то какой во всем этом смысл? Вести себя всю жизнь по-свински,
как мы с вами, -- неужели это к лицу бессмертным? Так для чего же это все?
Почему я держу вас тут?
-- Потому, что вы сильнее, -- выпалил я.
-- Но почему я сильнее? -- не унимался он. -- Потому что во мне больше
этой закваски, чем в вас. Неужели вы не понимаете? Неужели не понимаете?
-- Но жить так -- это же безнадежность! -- воскликнул я.
-- Согласен с вами, -- ответил он. -- И зачем оно нужно вообще, это
брожение, которое и есть сущность жизни? Не двигаться, не быть частицей
жизненной закваски, -- тогда не будет и безнадежности. Но в этом то все и
дело: мы хотим жить и двигаться, несмотря на всю бессмысленность этого,
хотим, потому что это заложено в нас природой, -- стремление жить и
двигаться, бродить. Без этого жизнь остановилась бы. Вот эта жизнь внутри
вас и заставляет вас мечтать о бессмертии. Жизнь внутри вас стремится быть
вечно. Эх! Вечность свинства!"
Tags: Джек Лондон, общество, понравилось-поделилась, развить мысль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments