Инна Клименко (innaklimenko) wrote,
Инна Клименко
innaklimenko

Одна удивительная история и один удивительный рассказ

Из статьи Марии Коньковой "Марлен Дитрих и Константин Паустовский. История одной встречи":

"Прежде, чем обратиться к истории о встрече Марлен Дитрих и Константина Паустовского, я бы хотела привести одну из шести заповедей Иосифа Бродского выпускникам Мичиганского университета 1988 года: «И сейчас, и в грядущем постарайтесь по-доброму относиться к родителям. Не бунтуйте против них, ибо они умрут раньше вас, и таким образом вы избавите себя, если не от горя, то от чувства вины».

К чему это я? Широко известна фотография, на которой Константин Паустовский, а перед ним на коленях стоит Марлен Дитрих! Этот снимок сделан во время гастролей Дитрих в России в начале 1960-х. Она не раз признавалась: «Я бы хотела увидеть советского писателя Константина Паустовского. Это моя мечта много лет!»

Мировая звезда – и какой-то Паустовский?! И всё же Паустовского, уже полуживого, умирающего в дешевой больнице, разыскали. Объяснили суть нужной встречи. Но врачи запретили. Тогда компетентный товарищ попросил самого писателя. Но и он отказался. Потребовали! Не вышло. Пришлось – с непривычки неумело – умолять. Умолили...

И вот при громадном скоплении народу вечером на сцену ЦДЛ вышел, чуть пошатываясь, худой старик. А через секунду на сцену вышла легендарная звезда, подруга Ремарка и Хемингуэя, – и вдруг, не сказав ни единого слова, молча встала перед ним на колени. А потом, схватив его руку, начала ее целовать и долго потом прижимала эту руку к своему лицу, залитому абсолютно не киношными слезами. И весь большой зал беззвучно застонал и замер. И только потом вдруг – медленно, неуверенно, оглядываясь, как бы стыдясь чего-то! – начал вставать. И встали все. И чей-то женский голос вдруг негромко выкрикнул что-то потрясенно-невнятное, и зал сразу прорвало просто бешеным водопадом рукоплесканий!

А потом, когда замершего от страха Паустовского усадили в старое кресло и блестящий от слез зал, отбив ладони, затих, Марлен Дитрих тихо объяснила, что прочла она книг как бы немало, но самым большим литературным событием в своей жизни считает рассказ советского писателя Константина Паустовского «Телеграмма», который она случайно прочитала в переводе на немецкий в каком-то сборнике, рекомендованном немецкому юношеству.

И, быстро утерев последнюю слезу, Марлен сказала – очень просто: «С тех пор я чувствовала как бы некий долг – поцеловать руку писателя, который это написал. И вот – сбылось! Я счастлива, что я успела это сделать. Спасибо вам всем – и спасибо России!»

В мемуарах Марлен мы находим восхищение рассказом Константина Паустовского «Телеграмма». Само слово «Телеграмма» уже рождает тревогу. Вся жизнь Марлен Дитрих была наполнена тревогой за происходящее вокруг, тревогой за судьбы мира. Она считала, что будущее находится в руках каждого из нас, и каждый может изменить окружающий мир, сделать его добрее и краше. Как известно, у Паустовского большую роль в произведениях играет пейзаж. В «Телеграмме» осенний пейзаж холоден и бесприютен, чаще всего автор использует слово «холодный». Холодный взгляд и на большинстве фотографий Марлен Дитрих. Одинокий подсолнух, озябший клен, позабытые звезды – вот приметы холодной осени у Паустовского. Холод осени выражает страшное одиночество, пустоту вокруг старой женщины, главной героини. Пейзаж психологически точно передает состояние героев. Тема одиночества была актуальной и для Марлен, страшно боявшейся одиночества, гнавшей его прочь. «К одиночеству, в конце концов, привыкаешь, но примириться с ним трудно», – говорила она. В рассказе Паустовского есть и осмысление нравственных проблем, от которых Марлен не могла находиться в стороне: разобщенность близких людей, нежелание показать свои чувства, жить ими.

Сюжетную основу «Телеграммы» составляет история о том, как дочь уезжает из деревни на работу в город и в городской суете забывает про свою пожилую мать, которая нуждается в ее внимании. Настя находит время приехать к матери слишком поздно – только когда та умирает, о чем ей и сообщают в телеграмме.

С большой долей вероятности эта тема могла быть очень близка и самой Марлен. Мы знаем, как она любила свою мать: «Моя мать была достойной представительницей старинной уважаемой семьи, воплощением истинной порядочности. Я всегда испытывала к ней глубочайшее уважение». Но, уехав в Голливуд ради карьеры, оставив мать на долгие годы без необходимого внимания, Марлен забывает о ней. И это – в годы войны! В 1945 году Марлен дважды прилетает в Берлин – девятнадцатого сентября, чтобы все же увидеть мать, а шестого ноября, чтобы ее похоронить. Вот вам и история из «Телеграммы»! Оказывается, все можно потерять в суете жизни.

Эпиграф к рассказу Паустовского «Телеграмма» мог бы быть таким: «Материнское сердце в детях, а детское – в камне». Если перевести эту мысль на плоскость отношений Марлен и ее дочери Марии, вновь возникают некоторые совпадения. Из интервью Марии Ривы: «Я никогда не любила свою мать. Она была королевой, а я, мой отец и все другие были ее слугами… У меня огромное почтение к Дитрих, она была солдатом в работе, обязательной, чрезвычайно дисциплинированной. Но Марлен как Человека я уважаю очень мало...»".

Текст рассказа : http://smartfiction.ru/prose/telegram/
Tags: здоровый дух, личность, память, понравилось-поделилась
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments