Инна Клименко (innaklimenko) wrote,
Инна Клименко
innaklimenko

Categories:

Ему- 89 лет!

Я специально заглянула в Википедию перед тем, как опубликовать это интервью: кинокритик pavluchik беседует с режиссёром Алехандро Ходоровски. Интервью 2011 года! Слава богу, все живы-здоровы! Очень интересное интервью!
А называлось оно:
"Алехандро Ходоровски: В 80 лет жизнь только начинается!"
Надо будет посмотреть его работы... Вообще, всегда интересно слушать мудрых людей, которые прожили интересную жизнь. И живут! Дай бог здоровья! Будем на них ровняться и учиться, как жить и радоваться...


Культовый режиссер культовых фильмов «Крот», «Священня гора», «Святая кровь», всемирно известный писатель и поэт, актёр, мим, композитор, автор комиксов, философ, целитель, психотерапевт, богохульник, бунтарь, ниспровергатель святынь – это всё один персонаж. Имя этого человека-легенды -- Алехандро Ходоровски.





Сын эмигрантов из Одессы, он родился в Чили, но его творческой мастерской стала вся планета. Ходоровски работал с Марселем Марсом, дружил с Джоном Ленноном и Кастанедой, спорил с отцом сюрреализма Андре Бретоном, предлагал роли в своих фильмах Сальвадору Дали и Орсону Уэлсу, гадал на картах таро музыканту Питеру Габриэлу, брал уроки психоанализа у Эриха Фромма. Великий и ужасный Мэрилин Мэнсон восхищался Ходоровски: «Ему 70, а он всё еще гений».

Сейчас Ходоровски перешагнул 80-летний рубеж, и он по-прежнему излучает фантастическую энергию и фонтанирует гениальными идеями. Художник Мёбиус, с которым Ходоровски делает комиксы, уверяет: «Мозг Алехандро работает, как три тысячи сумасшедших компьютеров».

Убедиться в этом довелось во время последнего приезда маэстро в Москву. Он очаровал всех своей элегантностью, легкостью походки, блеском живых, заинтересованных в собеседнике глаз. Его повсюду сопровождала молодая жена, годящаяся ему во внучки, она торпедировала все попытки взять у маэстро интервью. Тем не менее, для автора этих строк Алехандро Ходоровски сделал исключение.



О возрасте
-- В своем интервью десятилетней давности вы сказали, что жизнь можно начинать и в 70 лет. А в 80 вы можете это повторить?

-- Да. В 80 это тоже возможно. Я как раз только что начал новую жизнь.

-- И в чем это, например, выражается?

-- У меня огромное количество самых разных проектов: я начинаю с российскими продюсерами работу над новым фильмом «Сын Крота», я издаю полное собрание своих стихотворений, я работаю одновременно с десятью художниками в жанре комиксов, словом, у меня куча планов на годы вперед. Я точно не собираюсь умирать в ближайшие две недели.

-- В упоминавшемся интервью вы говорили, что вашему отцу сто лет и он полон жизни…

-- К сожалению, он умер. У него цель была такая -- дожить до 100 лет. Он её выполнил, пересёк этот рубеж и через два месяца ушёл из жизни. Отец перенёс операцию, она прошла удачно, однако он своими руками вынул трубки искусственного дыхания. Отец принял это решение, ни с кем не посоветовавшись.

-- Вы как-то говорили, что 120 лет для вас -- не срок…

-- Да, это слишком мало. Если любишь жизнь, а я ее люблю, то 120 лет – это сущие пустяки. Например, 300 лет – уже совсем другое дело. Я завидую деревьям, которые живут по тысяче лет. Считаю, это несправедливо по отношению к людям. Мне уже перевалило за 80. Если бы я был обычным человеком, я бы уже умер. Я не знаю, сколько мне осталось жить – 10, 15, 20 лет. Это ужасно мало, практически ничего. Поэтому я хочу пережить порог смерти и снова стать кем-то, продолжить жизнь в другом качестве.

В оставшиеся годы я просто обязан создать себе душу, которая переживёт тело. Точнее, не быть телом, у которого есть сознание, а стать сознанием, у которого есть тело. Я хочу стать своим сознанием. Я не верю в политические революции. Я верю в поэтическую ре-эволюцию. Думаю, каждый из нас может и должен стать поэтом, воспевающим таинство жизни. Которая, к слову, не ограничивается едой, сексом и другими простыми радостями. Ценность жизни в том, чтобы осознать и выразить огромную, непостижимую красоту Вселенной.

-- Поделитесь секретом: как дожить до 80 лет и не потерять вкуса к жизни?

-- Секрет прост: надо много работать, ежедневно тренировать свой мозг и тело. Кроме того, я не принимаю наркотиков, не употребляю алкоголь, не ем красное мясо, не пью кофе. И при этом проживаю прекрасную жизнь, полную чувств и впечатлений.

-- Скажите, у старости есть свои преимущества или одни только недостатки?

-- С возрастом ты либо слабеешь, либо, наоборот, обретаешь невиданную смелость. К концу жизни тебе нечего терять, и ты можешь говорить и делать то, что хочешь. Ты перестаешь себя продавать, торговать собой. Человек ведь торгует собой всю жизнь. Например, большинство людей занимается нелюбимым делом, оно не приносит им удовольствия. А в старости ты делаешь только то, что любишь. И еще… В старости, когда занимаешься любовью, больше времени уходит на достижение оргазма. Спермы почти не осталось, половой акт длится долго. Поэтому женщины сходят с ума от этого. Вот что такое старость, мой юный друг.

О корнях
-- Известно, что вы родились в Чили, куда ваши родители уехали из Одессы. Осознаете ли вы свои корни? Часто ли вам снились, образно говоря, сны о России и Украине?

-- Я не мог не думать о своих корнях -- магазин одежды, который держал мой отец, назывался «Украинский дом». Отец был убежденным коммунистом-сталинистом. Даже внешне он старался походить на Сталина. Отрастил усы, как Сталин, носил такой же френч, как Сталин. В то время компартия в Чили была под запретом. Отец вынужден был скрывать свои политические взгляды. Тем не менее, он укрывал в своем магазине коммунистов, которые прятались от преследований. Мне было в то время 8 лет. Это одно из первых моих детских воспоминаний.

Другие воспоминания о России связаны с моей бабушкой. Она напевала детские песни на русском языке, смысла которых я не понимал. Кроме того, отец с матерью часто ругались по-русски, ужасно ругались. Я не понимал ни слова в их перепалках, о чём сегодня жалею. Поэтому для меня было очень важно приехать в Россию, в каком-то смысле это завершение жизненного круга. Я возвращаюсь в то место, откуда уехали мои родители, бабушка и дедушка. Они были бедными людьми, поэтому и поехали в Чили искать лучшую долю. Дедушка, даром что внешне походил на Ганди, был обувным мастером, этим он зарабатывал себе на жизнь. Отец и мать до переезда в Чили выступали в цирке. Видимо, это определило и мой кочевой образ жизни.

-- Кроме Чили вы жили и творили в Мексике, Испании, Франции… Для вас существует понятие родины?

-- Нет. Моя родина – это мои ботинки.

-- В смысле?

-- Она всегда со мной, на подошвах моих ботинок. Но это не какая-то одна страна, а вся Галактика.

О друзьях и соратниках
-- На своем жизненном пути вы встречались и общались со многими великими людьми. Была встреча, которая определила вашу судьбу?

-- Одно из самых ярких знакомств -- с учителем дзен-будизма в Японии. Я изучал эту духовную практику в течение пяти лет, медитировал, и в конце концов буквально пропитался восточной духовностью.

Второе потрясение моей жизни – встреча с целительницей-шаманкой из Мексики. Ее звали Пачита. Это была необыкновенно мудрая и добрая женщина. Она жила среди народа, который врачевала. Я три года был ее ассистентом. Она оперировала большим ножом без наркоза и анестезии. Иногда лечила наложением рук. Когда она впадала в транс, в её тело входило мексиканское божество. У меня в то время сильно болела печень. Она ножом разрезала мне живот и вынула кисту. Я лежал как маленький беспомощный ребенок с раскрытым животом. Было ужасно больно, но этот ужас продлился всего 8 минут. Потом Пачита сделала манипуляцию руками, и боль прошла, как будто ничего и не было. Я понял, что боль и ужас – необходимые элементы выздоровления. Этому меня научила простая мексиканская женщина.

И еще я часто вспоминаю Эриха Фромма -- крупнейшего психоаналитика, я прошел у него курс психоанализа и даже сам потом немного практиковал. Раз в неделю, по средам, я гадаю в парижском кафе на картах Таро любому желающему – и слушаю людей. Это тоже разновидность психоанализа. Я выслушал за свою жизнь тысячи и тысячи исповедей. Это очень полезно для своей души – внимательно слушать других людей.

-- Я думал, что среди людей, определивших вашу судьбу, вы первым делом назовете Марселя Марсо, Кастанеду, Джона Леннона, с которыми вы работали и дружили…

-- Как ни странно, эти люди не так сильно на меня повлияли. Я сам был уже сложившимся художником, когда их повстречал. Я ведь с 7 лет пишу стихи. Поэтому искусство и люди искусства меня не так уж сильно впечатляют. По-настоящему меня поражают люди, проявившие себя в области духовной, ментальной, спиритической, мистической. Это вещи, которые мне мало известны, а потому невероятно интересны.

-- Ваши соратники и друзья -- гении. Считаете ли вы себя гением?

-- Я считаю, что гениален человеческий мозг, который состоит из миллионов и миллионов нейронов. Человек живет в тюрьме своего разума, используя от силы десять процентов своих возможностей. Но каждый человек может стать гением, если будет использовать мозги на полную катушку. Я всю жизнь пытался добиться этого, старался расширить границы своего разума, избавиться от предрассудков, которые в меня вбили с детства, чтобы стать, скажем так, разумно свободным. Я не гений. Но трачу огромные-огромные усилия, чтобы им стать.

О кино
-- Говорят, во время съемок «Священной горы вы изнуряли членов съемочной группы голодом, специальными упражнениями, желая добиться от них просветления. С тем, чтобы потом это просветление снизошло на зрителей…

-- Да, когда я снимал этот фильм, я искал просветления и для своих актёров, и для себя самого. Я не мог в то время принять смерть как данность и был убежден, что конечная цель человека – бессмертие. Об этом, собственно, и мой фильм. Он начинается как сказка о человеке, который верит в бессмертие, ищет его и в конце концов понимает, что бессмертия нет, и нужно смириться с необходимостью покинуть этот мир. Так что бессмертие, как и просветление – это легенда. Сказка, которая не существует в реальности. Полного просветления благодаря моему фильму, увы, никто не добился. Может быть, кто-то преодолел лишь несколько ступенек на этом трудном пути.

-- Известно, что вы хотели снять фильм «Дюна» по фантастическому роману Фрэнка Херберта. Хотелось бы узнать из первых уст, почему все-таки фильм не состоялся?

-- На эту тему существует много легенд и спекуляций. Правда состоит в том, что к фильму были привлечены лучшие художники того времени -- Мёбиус, Ганс Гигер и Крис Фосс, музыканты группы «Пинк Флойд», актеры Орсон Уэллс и Глория Свенсон, наконец, Сальвадор Дали, который должен был выступить в качестве исполнителя одной из главных ролей. В то время, напомню, еще не были сняты «Звездные войны». Из научной фантастики существовала только «Космическая Одиссея» Стенли Кубрика. А мой проект был суперфантастическим. С космическими кораблями, невероятными планетами. Но проект провалился, когда американский продюсер решил, что обширное участие европейцев повредит грядущему прокату фильма в США.

В Голливуде ценят идеи, поэтому они взяли мои разработки и начали снимать свое собственное кино. Из моих идей выросли «Звездные войны», «Чужие», некоторые фильмы Дэвида Линча и так далее. Можно сказать, что этим неосуществленным проектом я перевернул жанр научной фантастики. Люди, которые работали со мной, перекочевали в Голливуд и разнесли по фильмам кусочки моего стиля.

Вы будете удивлены, но я доволен, что в итоге так получилось. Для меня нет такого понятия, как неудача, провал. Неудача – это всего лишь изменение пути. Я выбрал другую дорогу, вот и всё. На основе своих наработок я создал серию комиксов, которые стали классикой жанра. Сейчас их можно найти в Польше, они там очень популярны.

-- Вашим ленты нередко шокируют зрителей. Знаю, что после показа фильма «Лис и Фандо» вам даже пришлось скрываться от разъяренной толпы в багажнике автомобиля. Существуют ли для вас границы дозволенного и недозволенного в искусстве?

-- Я не задумываюсь над этими материями. Всё, что я делаю, делаю самым естественным образом. При этом есть вещи, которые мне абсолютно чужды и неинтересны. Например, когда мне предлагают сценарии про серийных убийц, я обычно говорю: я это сниму, но только при условии, если вместо убитой женщины будет … убитый страус. Представляете, фильм про серийного убийцу страусов. Но продюсеры почему-то отказываются от этой идеи.

-- В ваших ранних фильмах много откровенных сцен. Что вы думаете в этой связи о порнографии?

-- Сейчас мне это совершенно неинтересно. В Париже ежегодно проходит фестиваль порнографии, «Золотой фаллос» называется. Меня туда звали, чтобы я вручил приз моей знакомой, порнозвезде Каролин, но я предпочёл на эти сроки поехать в Москву. Порнография нынче стала индустрией, а любой род искусства, достигший индустриальных масштабов, для меня неинтересен. Более того, для меня нет разницы между порнографией и, скажем, «Человеком-пауком», «Суперменом». Вот почему я не снимаю ни порнуху, ни разный там масскульт типа «Супермена». Что, в сущности, одно и то же.

-- Как вы относитесь к цензуре, которая в своё время изрядно попортила вам кровь?

-- Настоящий художник ненавидит цензуру. Тот, кто ввёл ее, кто мечтает о её возвращении, начисто лишён таланта. Я сегодня абсолютно убежден в этом.

-- Следите ли вы за современным кино? Чего в нём, на ваш взгляд, не хватает?

-- Не хватает масштаба мышления. Практически все фильмы, которые мне попадаются на экране, рассказывают о неудачниках, о жалких, несчастных людях. Катастрофически не хватает эпического героя. Который был бы чемпионом, гением, духом, всем сразу. Вот такое кино я мечтаю снять
Источник:https://pavluchik.livejournal.com/11383.html
.
Tags: здоровый дух, интересное, личность, понравилось-поделилась
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments